тел. 097-919-99-10

"Короткое замыкание" Криса Гилмура

Крис Гилмур родился в Стокпорте, Великобритания, в 1973 году, но сейчас называет Удине и саму Италию своим домом. Используя только картон и клей, Крис создает невероятные скульптуры без каких-либо дополнительных каркасов из дерева или метала. Все, что вы видите на фотографиях, это 100% картон. Материал, который Гилмур выбрал для своих скульптур, легко достать, он дешевый и легкий.
Гидо Барторелли так говорит о работах Гилмура: «Произведения Гилмура не только в точности отображают предметы в натуральную величину, они не грубые и не похожи на обычное повторение чего-то, как модели или декорации. Они как реальные объекты, к которым мы все когда-то прикасались: печатная машинка, автомобиль, велосипед или коляска.

Скульптор аккуратно выбирает объекты, которые могут вызвать воспоминания и раскрывать свое внутреннее содержание, благодаря своему мнемоническому повествованию. Они предоставляют зрителю чистый лист, на который он может спроектировать свои собственные воспоминания и переживания, вспоминая ощущения, жесты или повседневные действия.

Все скульптуры необыкновенно притягательны и не оставляют зрителя равнодушным. Привычность действий, которые ассоциируются с объектом, заставляет бессознательно воспроизводить их: печатать, открывать дверь машины. Вот оно противоречие, ради которого все создавалось. С одной стороны функциональность объектов, а с другой факт того, что они «фальшивые». Это и есть «короткое замыкание», которое ставит нас в тупик и заставляет восхищаться этими простыми формами».

 Ниже мы приводим ответы Криса Гилмура на вопросы журналистов.

Ж: Как вы выбираете объекты для скульптур?

КГ: Произошел некоторый прогресс в плане выбора предметов, от мелкой домашней утвари (кофеварки или печатной машинки) до более объемных предметов, имеющих более широкий культурный компонент (Fiat 500 или Lambretta). Но сам принцип выбора всегда был почти одинаковым – они вызывают воспоминания и эмоции, связанные с этими повседневными предметами.

Сейчас я выбираю визуально-концептуальные объекты, привлекательные и имеющие культурный резонанс, но кроме этого я выбираю объекты, которые требуют выполнения каких-то действий или в каком-то роде взаимодействия с ними. Взаимодействие зрителя и скульптуры похоже на короткое замыкание из-за желания выполнить некое действие и невозможности этого: вам хочется открыть дверцу машины или повернуть колесо велосипеда, но, конечно же, вы не можете это сделать. Это самое главное в работе, что может привлечь зрителя.

Ж: Есть ли какая-то связь между произведением, которое вы создаете, и картонной упаковкой, используемой для этого? Что вы думаете о связи искусства с переработкой отходов?

КГ: Возможно, это способ повторного использования или контроля над вещами, которые нас окружают. В большинстве своем они созданы человеком. Я думаю, использование переработанных материалов зависит от того, насколько мы с этими материалами знакомы. Одной из причин, почему я использую, картон, является то, что его легко достать. У нас есть свободный доступ к этому «переработанному» материалу, все намного проще, чем с бронзой или, к примеру, мрамором.

Кроме того, он не перегружен тем историческим и культурологическим «весом», который имеют классические материалы для изготовления скульптур. Картон может предложить новые варианты прочтения работы. Используя материал, который всем близок и знаком, я могу опираться на уже известные мне ассоциации и развивать идеи и способы прочтения работы. Это как создавать язык, который будет понятен многим.

Ранние работы я создавал из чистого картона, потому что пытался достичь реалистичности, используя материал в его «лучшем виде». Зрители говорили, что скульптуры выглядят так, будто реальные объекты обернули в упаковку. Сейчас я использую коробки со всеми этими наклейками и маркировками.

Мне нравится работать с материалом в его «естественном состоянии» и играть с идеей, что все эти прекрасные объекты созданы из материала из мусорной корзины. Мне кажется, это из-за того, что я пытаюсь быть максимально «честным» с материалом, я не хочу, чтобы он был слишком чистым, чтобы вы могли увидеть, что он собой представляет. Я думаю, что у работы появляется другое измерение, если для ее создания использовались куски картонных упаковок, в которые было что-то упаковано, а затем их выкинули за ненадобностью.

Ж: Какую из своих работ вы считаете самой выдающейся и почему?

КГ: Ключевой работой является инвалидное кресло, оно ознаменовало собой переход от более ранних работ, где использовались фигуры людей, к настоящим работам без них. Я использовал фигуры, чтобы рассказать историю отображаемого объекта, но чем больше я работал над этим, тем больше замечал взаимодействие между объектом и зрителем имеет очень мощный элемент – зритель переносит свою собственную историю на объект и ему не нужны никакие декорации.

У людей часто возникает мгновенная реакция на мои работы – они пытаются открыть дверь машины или напечатать что-то на печатной машинке, и мне очень нравится этот контраст: реальное/ нереальное, функциональное/ не функциональное, тяжелое/ легкое и те чувства, которые это вызывает. Я думаю, что зритель проецирует себя в эти работы, но реакция на инвалидное кресло была обратной. Это объект, вызывающий не совсем приятные эмоции, и никто не хотел к нему прикоснуться.